Главная arrow 9 мая - День Победы arrow Пока жива память... Make Text BiggerMake Text SmallerReset Text Size
Амурец
Пока жива память... Версия для печати Отправить на e-mail
05.08.2010
Порою жизнь сводит нас с такими людьми, от встречи с которыми остаются неизгладимые впечатления. Что-то «зацепит» так необъяснимо, и в памяти навеки поселятся сказанные ими слова, понимающий взгляд и добрая улыбка. Именно таким человеком и оказался ветеран Великой Отечественной войны Григорий Федорович Троценко.Image 22 ИЮНЯ Я ПОМНЮ, КАК БУДТО ЭТО БЫЛО ВЧЕРА
Он родился 30 ноября 1926 в Ерковцах Ивановского района. Родители всю жизнь проработали в колхозе «Красный партизан». В семье было семь детей, Григорий - самый старший. Уже с первого класса работал на полях – собирал сено в копна, а затем перевозил его на конях.
На время летних каникул ерковецкие школьники жили в поле, так как это была пора сенокоса. Рабочих рук не хватало, поэтому мальчишки помогали взрослым.
- А жили мы в балаганах, которые делали сами, - вспоминает Григорий Федорович, - он спасал нас летом от жары и дождя. Особенно мне нравилось туда забираться после дождя, тогда внутри стоял пьянящий запах скошенной травы.
...Переворошив сено, чтобы оно подсыхало, пацаны побежали в село, потому что в этот день должна была приехать автолавка. Откуда у них взялись деньги, Григорий Федорович уже и не помнит. Купив в лавке несколько пачек махорки, уже в этом возрасте он стал «баловаться» сигаретками, вернулись на поле.
- И вот сидим мы в балагане, любуемся махорочкой, - смеясь, говорит Григорий Федорович, - и тут к нам неожиданно заходит Иван Григорьевич, директор нашей школы. А он мужик был строгий, да и стыдно как-то было перед ним. Ребята сразу же заметались по балагану. А я схватил махорку и вон! Приподнял крышу и под сено спрятал.
Пока Григорий Федорович прятал «улики», прискакал мальчишка на взмыленной лошади. И сразу же сходу стал кричать о том, что началась война. Мужики и бабы, побросав косы и грабли, побежали в деревню. Возле столба, на котором висело радио, уже собрались все жители. И, затаив дыхание, слушали известие о начале войны...
Сразу же после этого сельчане стали собирать продукты, чтобы отправить на фронт бойцам. Люди несли все, что могли – баранов, масло, зерно, овощи, даже вещи. А через несколько дней мальчишек отправили на оборонительные работы. И до самого сентября Григорий Федорович с друзьями копал окопы.

НИ МИНУТЫ ОТДЫХА
Весной 42-го года Григорий Федорович вынужден был бросить школу и идти работать в колхоз. Надо было помогать семье, так как мама перед войной родила братика. В родном колхозе Григорий Федорович развозил воду на тракторе. Проезжая как-то раз мимо балагана, который они сделали перед самой войной, вдруг вспомнил о спрятанной им махорке. Она год так и пролежала под крышей. Несколько пачек себе оставил, а остальное отдал бате. С осени стал работать вместе с отцом на комбайне.
В ноябре, за две недели до семнадцатилетия, пришла повестка.
- Проводов не было, - с грустью говорит Григорий Федорович. - Матушка искупала меня в ванной, надела отцовские кальсоны. Натянула их до самой шеи (смеётся)! Сверху - фуфайку.
1 декабря 1943 года Григорий Федорович уже был в учебной школе, где был зачислен в 5-ый стрелковый полк 59 стрелковой дивизии 26 корпуса.
- В школе мы жили, - вспоминает Григорий Федорович, - по военному распорядку. Дисциплина была строгая. Нас гоняли как собак. Не знали ни минуты отдыха! Каждый день бегали с винтовками, проводили политзанятия. Солдат обязан был знать на зубок имена всех членов ЦК политбюро и гимн Советского Союза. И попробуй не ответь, если спросят. Накажут! Передвигались по части только строевым шагом или бегом.
После принятия присяги Григорий Федорович попал в автоматную роду, которая стояла отдельно от полка, на командном пункте штаба-корпуса. Бойцы этой роты охраняли штабных офицеров, а также убирали и отапливали блиндажи, в которых те жили.
- Кормили нас плохо, - говорит ветеран, - есть хотелось постоянно. Я хорошо помню, как у нас возле столовой стояла большая бочка с хвойным напитком – ветки сосен и елок запаривали в кипятке. И прежде, чем войти в столовую, каждый солдат должен был выпить большую кружку – грамм на 500 – этого напитка. Возле этой бочки всегда стоял боец, он следил, чтобы все пили этот «компот». И попробуй только не выпей – не пропустят на обед. И не важно - горько, не горько - пей и всё... А почему нас заставляли его пить? Так в нем же сплошные витамины! Я, например, за семь лет службы только один раз лежал в госпитале, и то с ранением.

«ПРОГУЛКИ» ПО
ВРАЖЕСКОЙ ТЕРРИТОРИИ
После известия о том, что фашистская Германия подписала документ о безоговорочной капитуляции, а, значит, и войне конец, радости не было конца. Но на деле все оказалось иначе. Все чаще среди офицеров и солдат стали вестись разговоры о начале новой войны, только теперь уже с Японией. В подтверждении этих разговор с запада начали подтягиваться советские войска. А в ночь на 9 августа бойцам объявили о войне с Японией....
- От каждого полка дивизии был выделен офицер связи, - вспоминает Григорий Федорович, - и при нем всегда должны были находиться два вооруженных солдата, как сейчас говорят, - телохранители. Этот офицер связи доставлял пакет с секретными документами из дивизии в штаб или же наоборот. Мы своей головой отвечали за этого офицера. К счастью, нам ни разу не приходилось вступать в бой с японцами во время наших «прогулок».
Но не только секретные донесения приходилось доставлять Григорию Федоровичу. Однажды командир танкового подразделения попросил у офицера одного бойца для проезда по местности, где японцы постоянно устраивали ловушки. Посреди дороги они вырывали глубокую яму, куда прятался японец-смертник, обвешанный гранатами, и, когда танк подъезжал совсем близко, бросался под гусеницы. Не мало танков угодило в них. Офицер попросил Григория Федоровича помочь танкистам. Он и еще один боец сидели на броне с автоматами на взводе и глядели в «оба», если же видели что-то подозрительное, то пускали автоматную очередь.
Вот проехали опасный участок и командир подразделения разрешил отдохнуть. Но пришло донесение – ранили командира дивизии, поэтому был дан приказ «Танки в бой!».
Во время кровопролитного сражения, возле танка, где находился Григорий Федорович, разорвался японский снаряд. Один из шальных осколков угодил ему прямо в руку. Подоспевшие товарищи помогли остановить разом хлынувшую кровь, перевязав руку, дальше двинулись в бой.
К вечеру у Григория Федоровича открылось сильное кровотечение, рука опухла, его пришлось госпитализировать. Дня через три к нему пришли сослуживцы и сообщили, что их отправляют в Харбин. И если он хочет остаться в полку, то ему надо срочно выписываться из госпиталя. Тогда он попробовал отпроситься у медсестры, но та отправила его к врачу. Григорий Федорович обошел всю больницу, но так и не нашел его. Ничего не оставалось делать, как самовольно уйти... как был в кальсонах, так в них и сбежал.
Когда дивизия Григория Федоровича была у самого Харбина, стало известно, что парашютный десант уже захватил город.

ВСЯ ЖИЗНЬ В РАБОТЕ
С Харбина в 1947 году полк был переведен под Хабаровск. Как-то раз к Григорию Федоровичу подошел старшина Черных, писарь полка, с которым у него сложились дружеские отношения, и говорит:
- Гриша, нашу часть расформировывают, половину солдат отправят в Московский гарнизон, а других в благовещенский. Тебя в какой записать?
Долго думал над этим Григорий Федорович, с одной стороны, очень уж ему хотелось Москву повидать, а с другой – он дома давно не был. И выбрал второе. В Благовещенске он попал в 108-ой пулеметный отдельный артиллерийский батальон. После демобилизации в 1950 году остался в Благовещенске, где устроился по совету сестры, которая жила в областном центре, в пароходство кочегаром. Проработав два сезона на пароходах «Томск» и «Затон», стал воспитателем в ремесленном училище, параллельно с этим учился в вечерней школе.
После окончания средней школы был вынужден вернуться в Ивановский район, где стал жить в Дмитриевке. До самой пенсии Григорий Федорович проработал в колхозе. Вот уже как два года ветеран живет в Ивановке.
За боевые подвиги Григорий Федорович Троценко бы награжден орденом Отечественной войны второй степени, медалями «За победу над Японией», Г.К.Жукова. Многочисленными юбилейными медалями.
Наталья БУРГЕР


 
< Пред.   След. >
Фото

Кто он-лайн
Сейчас на сайте:
Гостей - 6

Яндекс цитирования